-10%
По промокоду HAPPY
Подробнее
13.07.2020

Кайт-походы по Крайнему Северу: Хатанга – Тикси

Публикуем следующую историю из цикла рассказов про неугомонных путешественников, преодолевающих сотни километров под крыльями кайтов по Крайнему Северу России.

Этап 2018


Участники похода: Дмитрий Ботов, Константин Епишин
Рассказывает Дмитрий Ботов.
Стало хорошей традицией после очередного сезона проводить несколько дней на Онежском озере. В начале мая над нашей стоянкой у Муромского монастыря идёт массовый пролет гусиных стай. Лёжа в палатках, мы слушали свист их крыльев и деловое гоготание, а днём наблюдали летящие на разных высотах клинья. Дикие гуси...

Подготовка


Так началось и пролетело лето, и, как всегда, осенью пришло время собираться в тундру. Мы начали готовить снаряжение и составлять раскладку. Как показал опыт, волокуша хороша при весе до пятидесяти килограммов, то есть при походе протяжённостью не более месяца. Более серьёзный вес уже требовал для буксировки использование саней. А на тот сезон мы тешили себя надеждой дойти от Хатанги до Русского устья, соответственно и стартовый вес тянул по центнеру на повозку.
Мастер аргонной сварки Константин сварил прекрасную конструкцию, которую мы и испытали при открытии сезона на Белом озере. Я же внёс свою лепту в грядущий успех решением заготовить более качественную тушёнку своими силами и, завакуумировав, отослать все посылкой в Хатангу. К марту мы постепенно подготовили весь свой скарб, который включал детали саней, кайты, палатку, крупы, макароны, сыр, масло, тушёнку, пуховки, спальники, горелки и прочее, прочее. Багаж составил восемь коробок разного размера. Спасибо нашему благодетелю Олегу Нехорошеву: его усилиями и деньгами все это транспортной компанией и было отправлено в Хатангу.
Надо вспомнить и ещё одного хорошего человека, который каждый год помогал нам финансами. Это Смирнов Андрей. Правда, вспоминая его, надо с печалью снимать шапку: он безвременно ушел от нас. Царство тебе небесное, Андрей. А тогда он без всяких просьб с нашей стороны, помогал билетами, подключая через свою фирму девчонок из авиаагенств, которые подбирали нам удобные варианты.
И вот, когда билеты уже были куплены, и мы готовились к отъезду, выяснилось, что где-то на просторах Сибири потерялась часть нашего багажа. Причем трудно было понять, что дошло, а что надо спешно дублировать. Отступать – не наш стиль, но несколько дней лёгкой паники пришлось пережить. Вдобавок к тому, что были сдвинуты сроки отлёта, пришла новость из Хатанги о не совсем приятном запахе из некоторых коробок. Видимо, задержался наш багаж не в самом прохладном месте. Гениальность решения по тушёнке начинала вызывать сомнения. Все эти горькие пилюли подсластились вестью, что ещё две коробки нашлись и благополучно доставлены адресату. Так, с налетом лёгких волнений в душе, группой поддержки мы были посажены в самолёт и выдворены из Петербурга с пожеланиями удачи.
В Норильске мы в зале ожидания заняли те же диваны, что и год назад и стали дожидаться рейса на Хатангу. Самолёт к нашей цели наполовину был забит коробками с продуктами пассажиров нашего рейса, причем большую часть составляли коробки с яйцами. Вот мы живём тут в условиях изобилия этого продукта и даже не представляем, какая это ценность для жителей того региона, хотя если почитать Джека Лондона...
Погода выдалась на славу: воздух без дымки, а небо без облаков. Рейс пролегал над Путоранами, моя мечта простиралась прямо подо мной. В итоге сильно пострадал мой нос, расплющенный об иллюминатор в течение двухчасового созерцания. В Хатанге нас встретила Вера, дочь Алексея. Спасибо ещё раз этой прекрасной семье. Нам выделили квартиру, выдали заказанные ранее шесть килограммов оленьего фарша и восемь коробок нашего багажа. Багаж хранился в гараже при минус тридцати-сорока градусах, поэтому состояние тушёнки не вызывало опасений. Никакого запаха не было.
Мы занялись хозяйством: надо было пережарить фарш и расфасовать весь продукт по дням, а также собрать сани и поделить весь наш груз. Через пару часов работы, когда багаж немного отогрелся, пришло понимание, что у нас больше нет тушёнки и фасовать пока нечего. Я думаю, такого пира собаки с местной помойки ещё не знали. В их пользу было перечислено несколько килограммов тушёного мяса и тут же доставлено по месту обитания. Мы бросились по магазинам, понимая, что скоро закрытие. Тут-то вечерний морозец и дал нам понять, КУДА мы прилетели. Свитера и пуховки явно не хватало, мороз быстро преодолел эти преграды и подобрался к нашим тушкам. Хотелось бежать, но усиленно хватать воздух ртом не было возможности. Космос! Так вот как закаляется сталь! Надо из тёплого опустить в холодное! Через час, уже закалённые, с двумя коробками баночной тушёнки, какими-то железками из местного автомагазина, в облаках морозного воздуха мы вломились в свои апартаменты. О боже, с завтрашнего дня нам там жить! Нет, не в апартаментах, а там, за прочным корпусом.

Старт


Дела когда-то бывают сделаны, и вот мы готовы к старту. Настало утро, и мы, зажмурившись, прыгнули на маршрут. Ветра не было, и мы пешочком бодро двигались по снегоходному следу вниз по Хатанге. Через час даже получилось согреться, и под слоями покрывшейся изморозью одежды бойко шевелились наши организмы. На таком морозе снег становится шершавым, и санки не скользят даже под горку. Но лишняя нагрузка была на пользу, она согревала. Так прошел день, солнце ушло за горизонт, а от мысли о залезании в палатку стыла кровь.
И вот мы в палатке, лучи от фонарей с трудом пробиваются сквозь туман от нашего дыхания, а насос от примуса никак не может создать нужное давление в бачке горелки. Наши ещё недавно тёплые тельца потихоньку начинают остывать. От мороза скукожился поршень насоса, никакой компрессии. Достаем из зипа другую прокладку и, предварительно разогрев, производим замену. С появлением пламени появляется надежда на будущую жизнь! «Костя, а давай-ка чайку!».
Утром – новое испытание. Появился лёгкий западный ветерок, надо как-то надеть ботинки... От мороза обычно мягкий пластик превратился в легированную сталь. После длительного разогрева на примусе, после показа друг другу всевозможных гримас и оскалов, мы справляемся и с этой задачей. За день дохлый фордевинд тем не менее позволяет нам преодолеть километров сорок. Перспектива ночёвки в палатке уже не так пугает, похоже, начинаем обживаться. К моменту, когда мы достигли Новорыбного, морду я себе всё-таки изрядно обморозил. Зато Костя красавец, хоть бы хны! В Новорыбном, по наколке Алексея, нас приняли на постой, где мы до утра просушились и отогрелись. Далее по Хатангскому заливу дошли до устья Попигая и двинулись вверх по реке. Чуть потеплело до двадцати пяти, видимость пропала в серой мгле, и задул довольно бодрый ветерок. С утра даже начали на восьмерках с последующей заменой на одиннадцатые.
Через пару дней под вечер очень удачно выскочили на стойбище оленеводов, где получили в пользование балок и глыбу угля. Долганы, в отличие от других народов севера, кочуют не с чумами, а с балками, поставленными на полозья. Следующий день был нелётным, мы смогли насладиться зрелищем отлова оленей, которых арканами выхватывали из общего стада. Два вечера мы провели в обществе кочевников за интересными разговорами, нас угощали олениной, мы же ответили душистым заварным кофе и джемом из наших запасов.
Вопреки всем прогнозам со второго вечера вдруг задул запад, который не стихал ночью и со свистом выдул нас со стойбища утром. День удался, мы пересекли границу Якутии и уже вечером в палатке начисляли себе в чай по паре ложек карельского бальзама. Бальзам полагался по сложившейся традиции: если прошел сотню – получи!
Сейчас уже не помню, сколько дней прошло до того вечера, когда мы вдруг закисли в тринадцати километрах от метеостанции Анабар. Солнце готовилось нырнуть за горизонт, мы начали готовить площадку под палатку, но не торопились её ставить, что-то удерживало, хотя всё говорило, что уже пора! Чуйка не подвела, задул ровненький ветерок, путь на Анабар был открыт. В наступивших сумерках, на противоположном берегу, этак километрах в трёх, мы разглядели строения метеостанции. На затухающем ветре мы догребли до цели. И здесь нас ждал радушный прием.
Обитатели станции Дмитрий и его жена Светлана содержали всё в идеальном порядке. Чистота везде была как на военном корабле. Все было покрашено, помыто и расставлено по местам. Единственными не соответствующими этому порядку вещей объектами были мы. Тем не менее нас радушно запустили в этот храм чистоты. Мы были накормлены, напоены и определены на постой. Света, несмотря на загруженность по прямым обязанностям метеоролога, успевала проявлять свои кулинарные таланты на кухне. Третьим обитателем метеостанции был брат Дмитрия, он приехал работать туда только осенью, но уже вполне освоился. Кроме того, одной возрастной, заслуженной лайке было разрешено жить в доме в компании нескольких кошек, и два пса обитали на улице. Здоровый и сердитый Черныш сидел на цепи во время пребывания гостей, а весёлый и улыбчивый Шустрик нарезал по тундре круги вокруг станции.
Наутро следующего дня дунул встречный передоз, и это, как показали последующие события, стало большой удачей. Из-за нелетной погоды было принято решение принять баньку, а заодно зарядить все наши девайсы и провести мелкий ремонт. Для батареек хатангские морозы не прошли даром, мы двигались в условиях жёсткой экономии энергии, поэтому подзарядка была весьма кстати. Осматривая сани, мы обнаружили многочисленные разрушения сварных швов. Металл не выдержал многодневных скаканий по застругам, продолжительные вибрации привели к поломке конструкции. Пока сани ещё держались. Удача заключалась в том, что, если бы мы с утра стартанули, разрушение саней могло произойти километрах в пятидесяти отсюда со всеми вытекающими. Встречный передоз бывает полезен. Выход из положения надо было срочно находить. Сработал опять фактор северной взаимовыручки. В хозяйстве у Дмитрия нашлась и листовая чёрная сталь, и старые водопроводные трубы. Из необходимых инструментов здесь было всё. Мы получили в пользование болгарку и диски по металлу, сварочный аппарат и электроды, сверлильный станок и свёрла. Наше техническое совещание с Константином состояло только из одного вопроса: «Конструкцию делаем жёсткую или нет?». Опыт устройства ненецких нарт подсказал, что не должно быть жёстких узлов. Всё, с утра за работу!
Два последующих дня дул очаровательный запад, который мысленно закинул нас километров на двести двадцать на восток. Действительность же была такова, что мы в снопах искр и бликах сварки оба дня, не поднимая головы, размечали, нарезали, примеряли и варили. Для обеспечения нас дополнительной электроэнергией был запущен резервный дизельгенератор. В азарте производимой работы я не заметил, как потоком искр от болгарки были сожжены теплые рейтузы. Но ничто не омрачало триумфа, под вечер второго дня во двор выкатились новые саночки, мы вновь обрели надежду продолжить движение. А обстановка напоминала представление широкой общественности нового болида от Феррари.
Рвануть в путь с утра не удалось из-за ветра, следующий день тоже не принёс ожидаемого. Но при первой возможности мы впрыгнули в дорогу. Пуповину надо было рвать, и, несмотря на поздний час, тепло попрощавшись с хозяевами, мы двинулись на север к устью Уэле.
Вечерело... Из-за образовавшегося дефицита батареек решили двигаться вверх по реке, придерживаясь её долины, не включая GPS-ку. Путь наш лежал от устья на восток, а погода стояла эти дни ясная и ориентироваться было легко. Далее по равнине с чудесным покрытием мы повернули на север и добрались до долины Буолкалаха.
Когда до Оленька оставалось километров десять, мы скатились с высоких берегов на лёд реки. Тут-то и прозвенел первый звоночек. Сильными ветрами периодически с островов поймы надувало песок на поверхность снега, и мы частенько с разгона влетали на такие пятаки. К вечеру мы выкатились на лёд Оленька и вместе с затихшим ветром стали устраиваться на ночлег. Ровный надув снега на льду послужил фундаментом нашего дома. До метеостанции Усть-Оленек оставалось семь километров...
Утром фордевиндом мы быстро докатили до домиков на высоком берегу. Несмотря на недавний завтрак, от предложения перекусить мы, конечно же, не отказались. За теплой беседой во рту таяла строганина из оленекского омуля. Слушая, какие мы героические мужики, мы действительно проявили героический аппетит. После обильной трапезы мы выкатились на крыльцо и оглядели просторы Оленька. В этом месте он уже переходил в море. Ветерок не унимался и звал дальше. С благодарностью попрощавшись, мы скатились вниз к реке. Расправили кайты и двинулись сперва на северо-запад и потом, обогнув мыс, взяли курс на восток, навстречу водам Лены. По прогнозам стоило ожидать оттепель с очень сильным ветром. До вечера пришлось двигаться в условиях сильной турбулы, так как с подветренной стороны нас закрывали отроги кряжа Чекановского.
На следующий день действительно сильно потеплело, и ветер пересёк грань дозволенного. Мы впряглись в постромки и по льдам Оленекского залива продолжили движение. После полудня нам попался просторный новенький балок, в нем мы и решили переждать надвигающийся шторм. Двери были выворочены сильнейшим ветром, но пару часов работы – и дверь на месте, а сами апартаменты очищены от снега и даже выметены. Вдоль стен располагалась длиннющая лавка. Заняв противоположные углы, мы стали обживаться. Растопили буржуйку, развесили на просушку все, что можно, включая палатку. Усиливающийся ветер неистово ударял плечом в стену нашей цитадели. Чуть ниже располагалось небольшое озерцо, поэтому мы пили воду из вкусного льда, а не из безвкусного снега.
К вечеру следующего дня появилась иллюзия возможности нашего движения дальше, ветер ослаб и стал пульсирующим. Мы отъехали несколько километров и все чаще стали ловить периоды безветрия. При этом прогноз по-прежнему пугал нас передозом. К неудовольствию неугомонного Константина, я решил вернуться в балок. И вот ночью пришло обещанное. Яростный ветер с дождем набросился на наше укрытие. Чудеса! Давно ли мы еле согревались при минус двадцати пяти. Днём, когда закончился дождь, мы замерили ветер, анемометр показал 21 м/с. Когда и ветер чуть подстих, мы решили испытать экспериментальные штормовики. Костя готовился к старту, а я, чем мог, помогал ему. И вот испытания начались... «Кто сказал, что телепортация – это фантастика?» – думал я, разглядывая пустое место, где только что стоял Костик. Теперь его местоположение находилось метрах в трёхстах отсюда на льду залива. Да, день действительно нелётный! Дальнейший старт опять отложили до утра.
К началу следующего дня зима снова вернулась, пришел мороз, и ветерок понёс нас дальше на восток. Движение было небыстрым, но уверенным. Мы бы так и катили дальше, если бы я не испортил эту идиллию. Желая сократить путь, мы решили подрезать мысок, вдававшийся в море. Прибрежная полоса была завалена плавником, торчащим из-под снега. Мне казалось, что я нашел удобный проход в этом хаосе, но санки таки заклинило. Нет бы их отстегнуть, выкатиться на чистое пространство, припарковать кайт, вернуться к саням, вытащить их из затора, опять пристегнуться и в путь! «Так нет же, сейчас рвану посильнее и выдерну санки», – пришла в голову самоуверенная мысль. Где была моя осмотрительность?! Мах восемнадцатым крылом, рывок, полёт, треск, удар, ещё шмяк, тишина... Так... Вижу... Дышу... Кажется я ещё с нами. Блин, как же болит нога! Кайт загашен! Когда успел? Почему я не пристегнут к саням? Где они? У.., далеко же я отлетел!
«Тогда считать мы стали раны, товарищей считать». Правое бедро отбито напрочь, слаломная лыжа саней сломана, задняя ручка обвязки вырвана с мясом, «а в остальном, прекрасная маркиза...». «Да, да, Костя, все ты правильно говоришь!». Так, ладно, это не повод останавливаться. Сломанная лыжа царапает лёд, но сани ехать могут. Вспомогательными мотявочками удалось восстановить связь обвязки с оглоблями. Нога, если её не сгибать, соглашалась работать дальше.
Нас ждёт Ыыстаннах-Хочо. Вечером, выбрав из предложенного наиболее приличный отель, мы расположились в развалинах этого поселка для ссыльных. Заменили лыжину на санях. Я пошаманил над отбитой мышцей бедра. Ужин, сон, завтрак и пеший старт вдоль побережья моря Лаптевых. Ривьера! Шли по ровному льду, покрытому ровным слоем изморози, вопрошая небеса: «Ну почему нет ветра к такому покрытию?!». Справа тянулся однообразный хребет, впереди начинали проступать острова дельты Лены, слева до горизонта – Лаптевские льды.
Прозвенел второй звоночек, опять стали попадаться участки нанесенного песка. Мы отмахали километров десять, когда навстречу принеслась лихая «Тойота». Познакомились с экипажем. В разговоре выяснилось, что дальше на многие километры простираются пески и даже лёд Оленекской протоки сильно переметен песком. Наши собеседники сообщили, что километров двадцать далее ночью прошёл обильный снегопад, и, пока не поднялся сильный ветер, можно проскочить по снегу. Я получил ответы, что за затемнения я видел на снимках из космоса, когда прорабатывал маршрут. Это были пески. Парни предложили довезти нас до зоны снегопада, конечно, мы согласились. Вот это пруха! Быстро выгрузив свой багаж, парни закинули наш. Вперёд!
Пока ехали в «Круизере», я понял, что на земле есть несколько мест, где кайтинг невозможен. Это пустыни Гоби, Сахара и Атакама, джунгли Амазонки, центр Нью-Йорка и дельта Лены. Острова лежали вровень со льдами и во время ветра покрывали песком все вокруг, причем песок был мелкий, как пудра. И действительно, километров через двадцать мы по белому снегу подкатили к кордону Чай-Тумусах. Выгрузились и были приглашены отобедать на кордон, чем Бог послал. Наши спасители сдали нас с рук на руки смотрителям кордона и, развернувшись, умчались к своим вещам. Далее их где-то ждал перевал по пути к родному поселку Таймалыр.
Опять нежданная помощь пришла к нам от людей Севера. Поблагодарив егерей кордона, мы погрузились в замысловатый лабиринт проток дельты. Казалось бы, какая разница по какой идти, но, как ни странно, у каждой было своё покрытие. Те, что южнее, имели больше песка под снегом, и песок все время норовил схватить тебя за лыжи на всём скаку. Более северные изобиловали высокими застругами. Иногда, запутавшись, мы просто включали навигатор и ломились напрямки по островам. Так проковырявшись пару дней и покончив с песками, мы добрались до Большой Туматской протоки. По ней повернули на север, предвкушая наше триумфальное появление в арктическом научном центре на острове Самойловском.
И вот показались строения, а мы с удобным ветром сокращали расстояние. Припарковались на льду протоки и неспешно направились к современным корпусам. Станция имела всё: и свою котельную, и подачу холодной и горячей воды, и канализацию, и спутниковую связь, и быстрый интернет. Но видно не в добрый час появились мы там. Начальнику было явно не до нас. Замороченный, он носился по станции, занимаясь своими проблемами. Много тут таких по тундре без дела шатается! Из ништяков мы получили пароль к интернету, чем и воспользовались. Опять вернулись к себе в тундру и помчались на восток к главному руслу Лены. Какая же нас ждала дальше впечатляющая картина!
Над огромным простором высился остров-красавец Столб. Свидетель тысяч тысячелетий. Он когда-то был дном океана. Немыслимой тектонической силой был поднят на головокружительную высоту, став, в дальнейшем, берегом огромной древней реки. Под действием природных сил, породы вокруг обрушились, но он выстоял и стал свидетелем жизни трилобитов, мезозавров, динозавров, диплодоков. А вот совсем недавно, например, вымерли мамонты-сотоварищи из-за какой-то ерунды, которую он даже не заметил. А сейчас, смешно сказать, мимо неслись две ничтожные букашки, апчхи! Зато у букашек дух захватывало от увиденного.
Через несколько километров букашки опять почувствовали себя людьми и подкатили к метеостанции Хабарова, она же «Сокол». Погасили кайты и пошли знакомиться, поднимаясь в гору. Всё-таки влияние немецких учёных отрицательно сказалось на отношении к людям в научном центре. Здесь же, где работники станции не были подвержены тлетворному дыханию Запада, мы встретили радушный прием и интересный разговор. Рассказы о жизни на станциях всегда поражали, как-то очень быстро находился общий язык с этими людьми. Но надо в путь.
Мы с сожалением отклонили предложение переночевать, ветер за окном не позволял нам такой роскоши. Далее, вслед за Быковской протокой мы постепенно повернули на юг. Махали на стихающем ветру допоздна. Угомонились только вслед за опустившимся за горы солнцем. Таким образом вышли на прямую до Тикси, ещё немного, день, ну два! Ага, ну, ну, а как же штиль! И вот он пришел - спокойный, огромный, безмятежный. Накрыл все вокруг синевой и залил солнцем. На редких пуках, пешком, катаньем мы несколько дней царапались в этой тишине.
Последняя ночёвка перед Тикси была в двадцати четырёх километрах от города. Миражи поднимали пятиэтажки до размеров небоскребов. Казалось, нас разделяет пара километров, до портальных кранов всего полчаса хода, но это были только миражи. К вечеру следующего дня мы всё-таки втащили свои сани в Тикси. Заночевали в гостинице. Утром надо было находить ответ на вопрос: «Что дальше?». Тревожные вести из дома торопили Костю с возвращением. Лимит времени ещё позволял дотянуть до Нижнеянска. А потом на юг по зимникам? Ещё то приключение с непредсказуемыми временными рамками! Если идти на Русское Устье, то это – разделение группы, однозначно. Как начинать следующий сезон с таким раскладом? Ладно, пока спать, утро, как известно, помудреней будет!
Первое утро в Тикси было утром долгого сидения в этом городе. Получив финансовый удар от гостиничных расценок, мы вывалились на улицу. Спасибо парням из группы «бакланов». Они финишировали здесь год назад и передали нам бесценный контакт с Александром Гуковым – смотрителем и создателем местного краеведческого музея, энтузиастом многих начинаний и человеком энциклопедических знаний своего края и Арктики в целом. Он-то нам и предоставил кров прямо в музее среди экспонатов. Кроме того, любезно согласился сохранить наше снаряжение до будущего сезона.
Приняв решение закончить сезон и выбираться по домам, мы не могли этого сделать. Тикси накрыла непогода. Тянулись однообразные дни. Наши друзья «бакланы» (Корабельников и Смуров) сообщали нам, что, закончив сезон в Русском Устье, они начали выбираться в Якутск. А мы, купив билет до Большой земли, томились в ожидании летной погоды. И вот Кирилл и Дима добрались до Якутска, а к нам вылетел самолёт. В воздухе запахло коньяком, который нам посулили мужики, заняв, судя по сообщению, уединенный угол в зале ожидания.
Но... опять но! Не долетев до Тикси, наш борт развернулся и куда-то улетел. Мы забрали вещи и потянулись к городу. Понурых путников, конечно же, подобрали и довезли до города. Это же Север, здесь людей на дороге не объезжают! Опять здравствуйте, мамонты, шерстистые носороги, бизоны и современные представители местной фауны. И всё-таки мы улетели позже...
Для экспедиций в суровых условиях вам пригодится термобельё:
Поделитесь этой статьёй в социальных сетях. Если она вам понравилась, вероятно, вашим друзьям понравится тоже.
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Загрузка
Планета спорт - спортивный интернет магазин Контакты:
Адрес: Тельмана д.38 кв.41 187032 Ленинградская область, Тосненский район,
Телефон:8 800 775 75 94